Интервью — Хадзимэ Исаяма (Shingeki no Kyojin)

0
942

Журнал Брут с ноября 2014 года опубликовал интервью с мангакой Хадзимэ Исаямой, известный по работе Атака Титанов (Shingeki no Kyojin). Предлагаем вам ознакомиться с переводом этого интервью.

Хадзимэ Исаяма рассказал некоторую критику и психолога, Тамаки Сайто, о своем детстве, увлечении монстров, а также принципы работы над мангой Shingeki no Kyojin.

– Приятно познакомиться. Я читал «Shingeki no Kyojin» еще с выхода самого первого тома, но теперь манга стала настолько популярной, что ее можно найти даже на прилавках киосков. Или вы чувствуете давление, потому что такого успеха?

Хадзимэ Исаяма: нет, я бы так не сказал.

– Или вы по-прежнему считаете, что в реальности происходящего?

Хадзимэ Исаяма: Многие считают, что мне повезло – мои мечты стали реальностью, но, по правде говоря, еще с тех времен, когда в 19 лет я получила свой первый приз, все, что происходит, кажется мне нереальным.

– Не будь такого успеха вы мечтали, когда решили стать мангакой?

Хадзимэ Исаяма: Я понял, что вряд ли смогу заработать мангой себе жизнь, просто надеялся, что доходы от рисования хватит на еду. О том, что моя манга станет хитом, и тем более принесет миллионы – я не мечтал.

– В предыдущем интервью вы упомянули, что не ожидал, что идея, положенная в основу «Shingeki no Kyojin», создаст у публики такой интерес.

Хадзимэ Исаяма: Ну, сам-то я считал его потрясной, но не все мангаки думают так о своих задумках? Мне казалось, что попасть в манга-индустрия гораздо более сложная, чем кажется на первый взгляд.

– И тем не менее, «Shingeki no Kyojin» – не та манга, которая предназначена для широкой аудитории.

Хадзимэ Исаяма: Мне нравится манга, созданная на основе маркетинговых исследований о том, какие персонажи или сюжетные ходы будут популярны для читателей. На основе этого материала, невозможно создать что-то оригинальное. Мне тоже хотелось увидеть что-то принципиально новое, поэтому я решил это сделать сам.

– Наверное, на их творчество оказали большое влияние как манга других авторов, так и фильмы и видеоигры, но, несмотря на это, идея «Shingeki no Kyojin» мне кажется довольно свежим и ни о чем не довольна. Как долго вы к ней работал?

Хадзимэ Исаяма: Знакомые мне мангаки, которым уже за сорок, говорит, что до недавнего времени выпускалось много апокалиптических историй. Думаю, что именно они на меня и повлияли.

– Я хотел бы добавить, что присоединились вселенная – как сама идея стены – довольно уникальная.

Хадзимэ Исаяма: Сначала я создал ваншот под названием «Shingeki no Kyojin». С этой работы я сделал свой первый приз. Тогда я забыл о ней на какое-то время, мне было где-то 22-23 года, когда мой редактор предложил мне сделать из старого сингла многосерийную мангу. Я потратил около полугода на то, чтобы продумать все мельчайшие детали, и мне все еще кажется, что созданный мир для меня меркнет по сравнению с другими Sci-Fi вселенными – например, я никогда не читал «МУ» (японский журнал о паранормальных явлениях), или что-то подобное.

– Можно ли сказать, что в глубине души вы хотели бы, чтобы мир был уничтожен?

Хадзимэ Исаяма: Ну да, я часто думал о том, какой могла бы быть последним человеком на земле, и даже представить себя на месте героя из фильма «I Am Legend». Я пришел к выводу, что без электричества и работает водопровода жить, будет, ой, как не легко (смеется).

– Другими словами, с вами все будет в порядке, пока работает водопровод?

Исаяма Хадзимэ.: Я бы справился, если ну, я в пригодных для жизни условиях. Мне кажется, я мог бы легко стал отшельником, если я без связи с окружающим миром.

– Я читал, что вы начали «Shingeki no Kyojin», уже зная, что произведения искусства будет финал.

Хадзимэ Исаяма: в противном случае мой редактор не пустил бы в ряд на печать.

– Буити Тэрасава (Прим. Red. — мангака, автор манги «Кобра», который одним из первых начал использовать компьютерную графику делом) как-то сказал, что есть два типа мангак: первые, как он сам, и Хирохико Араки (Прим. Red JoJo’s Bizzzare Adventure), начинает рисовать, пока у них не будет четко сформированного плана. А вторые просто позволяют создана для тех персонажей жить своей жизнью. Неужели в наши дни редакторы тщательно контролируют весь рабочий процесс рисования манги?

Хадзимэ Исаяма: Я всегда работал только с одним редактором – Кавакубо Синтаро, поэтому мне самому интересно, как это в других. Хотя, вообще-то, когда я только начинаю рисовать «Shingeki no Kyojin», сюжет не был продуман мной от начала до конца.

– Некоторые авторы используют сюжеты, придуманные их в те времена, когда они еще не были мангаками. Появлялись ли у вас какие-то идеи, когда вы учились в школе?

Хадзимэ Исаяма: Да, я часто думал о том, каким должен быть сюжет использовал, реши я создать многосерийную мангу. Правда, я так и не использовал ни одного из своих тогдашних планов; все мои старые тетради, где я его записала, надежно спрятаны в доме родителей (смеется). Но, по правде говоря, меня всегда привлекают герои, которые действуют за счет физической трансформации. Я сам об этом только и мечтал.

– Да вы прямо фанат «Kamen Rider». Часто она выглядела?

Хадзимэ Исаяма: Вообще, я плохо разбираюсь «токусацу» (Прим Red. — киножанр о супергероях, известный представитель жанра в России — Power Rangers), мне просто нравится сама идея. У меня всегда было много комплексов, и поэтому мне нравилось рисовать героев, которые могут быть преобразованы.

– Под словом «комплексы» вы думаете, что небезопасно о себе, о том, что говорил на ваш счет окружающие?

Хадзимэ Исаяма: Да, так оно и было.

Некоторые фанаты могут быть разочарованы, но где-то глубоко во мне, кажется, тоже живет яойщица. Когда я рисую, Леви, в моей голове будто что-то щелкнуло, и я сказал себе: «Яойщицам он любит».

Хадзимэ Исаяма

– Часто такие проблемы возникают в старших классах. Мы называем это «синдромом восьмиклассника» (тюнибе). Что было с вами?

Хадзимэ Исаяма: Я поздно пришел – как физически, так и морально.

– Или вы боитесь противоположного пола?

Хадзимэ Исаяма: Частично. Я вырос в деревне, где уже с раннего детства был окружен одни и те же люди, и это было довольно странно, когда средняя школа, они не от того не от того вдруг начали встречаться. Это казалось отвратительным – ведь мы выросли вместе, и были почти как братья и сестры.

– Или школа вам не нужно будет расформировать по разным классам?

Хадзимэ Исаяма: у нас было две школы, но только одна, самая старая, где в каждом классе было более сорока учеников. Проблема была не в том, чтобы с кем-то встречаться, мне было трудно справиться с давлением со сверстниками, с которыми я отличался.

– Когда вы начали увлекаться мангой и видео-играми?

Хадзимэ Исаяма: учась в старших классах. Я и до этого смотрел аниме и читал мангу, но впервые познакомился с миром отаку только тогда, когда я подружился с вентилятором приставки Sega.

– И что привлекло вас в этом мире?

Хадзимэ Исаяма: Я любил уходить от реальности. Мне понравилась идея о том, что наш мир создан электродами в мозгу. Я думаю, что было бы здорово иметь батарею машины, как это было в фильме «Матрица».

– Матрица» есть сцена, в которой речь идет о вкус ненастоящего бифштекс. Вы можете жить, зная, что не может есть настоящие мясо?

Хадзимэ Исаяма: Я бы не сказал, что я из тех, кто сильно привязан к реальности.

– Он, казалось, вам жестокой, когда вы учились в школе?

Хадзимэ Исаяма: Да, и я ненавижу то, насколько несчастным я себя тогда чувствовал. Это нашло отражение в моей манги, которую я бы охарактеризовал как манга о «вечных подростков».

– Я не понимаю, как вы можете считать себя несчастным, когда вам удалось преодолеть свои детские страхи и создать популярный хит.

Хадзимэ Исаяма: Мне нравится манга, в которой есть пожилые, умные и крутые персонажи. Я сам хотел придумать такую историю, но чем дольше я рисую, тем яснее понимаю, что у меня это не получается.

– Потому, что большинство из ваших персонажей – не лучший пример для подражания?

Хадзимэ Исаяма: Как я сам. Мне грустно от того, что я никогда не буду такой, как мои дорогие мангаки.

– Не думаю, что вы всегда должны стать такими же, как они. Что именно в них кажется вам недостижимой?

Хадзимэ Исаяма: Содержание манга. «Shingeki no Kyojin» получила хорошие отзывы, но в то же время есть тысячи, увлекательную работу, где незаслуженно низким.

– И вам кажется, что вы не заслуживаете приобрела славу?

Хадзимэ Исаяма: Да, и поэтому чувствую себя виноватой.

– Ну, или манга индустрии авторы начинают карьеру на равных условиях?

Хадзимэ Исаяма: Да, но не все получают то, что заслуживают. Я бы сказал, что половина успеха определяет удача.

– Немного странно слышать это от вас.

Хадзимэ Исаяма: Может быть, но мое мнение вряд ли когда-нибудь изменится.

– Титанов выглядит довольно мерзко – или, я бы сказал, что это недопустимо. Никогда не видел ничего подобного. Откуда у вас возникла идея их конструкции? Я читала в одном интервью, что на вас повлияла манга «Jigoku Сенсей Nube».

Хадзимэ Исаяма: С детства у меня была привычка делать всякие страшные сквозняки. До старших классов я рисую то, что уже осознанно. У каждого свой уникальный почерк; на моих рисунков характерной чертой стала их безобразность, которая понравилась людям.

Кадр из Jigoku Сенсей Nube

– Стали ли вы сделать менее страшные вещи с тех пор, таких как улучшение изображения стиль?

Хадзимэ Исаяма: Когда я только начинал, то думал, что мои рисунки выглядят очень хорошо, и только со временем заметил, что они довольно неказисты.

– Вы имеете в виду, говоря о композиции? Потому что есть много мангак – например, Дайдзиро Морохоси (Прим. red — автор манги Saiyuu Youenden) или Хитоси Ивааки (Прим. red — автор манги Parasyte), которым присущ неповторимый стиль рисования, несмотря на то, что состав у них явно хромает.

Хадзимэ Исаяма: Я был удивлен, узнав, что есть люди, которые считают, что Хитоси Ивааки плохо рисует.

– Это мне и в голову не приходило, до тех пор, пока я слышал такие отзывы от других. Действительно, это сильно облегчает себе работу, если, например, в знаке носить одну и ту же одежду персонажей, но я считаю, что об этом заключено очарование его манга.

Хадзимэ Исаяма: в самом начале было и со мной. Я очень боялась, чтобы создать что-то посредственное, без следа затеряется среди сотен других работ, так же, как и дереву в дремучем лесу. Я хотел выделиться, создав запоминающуюся манга, даже плохих.

– И вам это удалось, и я хотел бы сравнить свою работу, а не с деревьев, но с прекрасным цветком. Несмотря на оглушительный успех, вы слишком самокритичны, как мне кажется.

Хадзимэ Исаяма: Если я не самокритичен, то потерял хватку. Кроме того, никто не любит самовлюбленных людей, и я хочу показаться скромным.

– Можно ли сказать, что такие персонажи, как Эрен или леви, частично списаны с вас самих?

Хадзимэ Исаяма: Не совсем. Я не чувствую, что они часть меня. Я не раз слышал, как другие мангаки говорят о том, что вкладывают в работу частичку себя. Со мной никогда не происходило.

Хадзимэ Исаяма за работу

– Что вы придумываете в первую очередь – покой или символы?

Хадзимэ Исаяма: Я начал с сеттинга, а уже потом создать подходящую для его героев.

– Кто был первым персонажем, которого вы придумали? Эрен?

Хадзимэ Исаяма: Да, вообще у них была Микаса.

– Микасу можно назвать девушку-воина, и попытаться создать моэ-персонаж.

Хадзимэ Исаяма: Я с самого начала планировал сделать Микасу лицом проекта.

– И поэтому решил назвать его в честь судна (Прим. red — военный корабль времен Русско-японской и Первой мировой войн)?

Хадзимэ Исаяма: у меня есть своя теория на этот счет – персонажи, которые названы в честь кораблей, которые становятся популярны. Взять, например, хотя бы Мисато Кацураги и Рицуко Акаги из «евангелиона» или Юки Нагато из «Харухи Судзумии». Отсюда и название Микасы.

– Кстати о кораблях, вы играли в «Kantai Collection» (Прим. red — игра, где игрок управляет для девочек-корабль)?

Хадзимэ Исаяма: Нет, но мне кажется, что эта игра мне понравилась.

Изначально у Колоссального титана бы камень тело с ростом отовсюду зубов, но потом я решил, что мышцы выглядят более впечатляюще.

Хадзимэ Исаяма

– «Евангелион» обрел свою популярность, во многом благодаря тому, что режиссер вложился аниме без остатка. У вас есть вентилятор?

Хадзимэ Исаяма: Был. Мне понравилось изображение роботов – они не похожи ни на что из виденного мною ранее. Хидэаки Анно срежиссировал анимацию так, что смотреть было приятно, особенно спецэффекты. Единственное, что мне не понравилось, – это нерешительность главного героя.

– Здесь мнения разделились: некоторым зрителям удается идентифицировать себя с Синдзи, но для некоторых – нет. В этом смысле, Эрен похож на глотки свежего воздуха – это протагонист, который действительно развивается в ходе истории. Опирались ли вы сэкай-кей (t.i., на истории, в которых судьба мира зависит от конкретного героя и его отношения с окружающими) при создании персонажа?

Хадзимэ Исаяма: Трудно сказать. Я с самого начала планировал сделать его слабее, но для меня осталось загадкой, что же это есть на самом деле. Эрен был создан потому, что в моем рассказе был нужен кто-то вроде него.

– Как посредник, через которую читателю объясняется присоединился вселенная?

Хадзимэ Исаяма: Можно и так сказать. Когда в манге сняли аниме, и я в первый раз услышал голос Эрена, то смогли лучше его понять. Это картина, в которой он в первый раз видит перед собой титанов, и не только не пугается, но решает убить их всех, выглядит довольно подозрительно, но, когда ты слышишь его полный страха голос, то понимаешь, что его бравада напускная. С тех пор Эрен мне нравится гораздо больше.

– Интересно, что это, вы стали лучше понимать свой характер только после того, как аниме-адаптации?

Хадзимэ Исаяма: Да, это так. Режиссер Тэцуро Араки и сэйю Юки Кадзи, озвучивший Эрена, к нему нашли правильный подход. Аниме оказали значительное влияние на манга.

– Самый популярный персонаж – капрал Леви. У вас это предусмотрено?

Хадзимэ Исаяма: Леви я создал совершенно случайно, когда подошел от скуки какие-то эскизы. Я как раз посмотрел «Watchmen»; Роршах никак не выходил у меня из головы, и я решил, что попробую создать подобное на их характер, на их основе эскизов.

– Леви очень популярен яойщиц. Вряд ли вы планировали первоначально это?

Хадзимэ Исаяма: Некоторые фанаты могут быть разочарованы, но где-то глубоко во мне, кажется, тоже живет яойщица. Когда я рисую, Леви, в моей голове будто что-то щелкнуло, и я сказал себе: «Яойщицам он любит». Я пытался сделать Леви выглядит Хиэя «YuuYuu Hakusho» (манга Есихиро Тогаси, автора Хантер х Хантер), и когда закончите с дизайном, то поняла, что получилось довольно хорошо.

Я слышал мнение о том, что яойщицы предпочитают мангу, где главная роль отведена отношения персонажей и их развития, так и в «Shingeki no Kyojin» их не сильно заинтересовали: персонажи, но мир слишком запутан.

Хадзимэ Исаяма: Ну, думаю, что читатели могут заполнить пробелы в манге по своему усмотрению. Слабое место «Shingeki no Kyojin» – это техника рисунка. Персонажи и вселенная мне готовы, чтобы у читателей есть возможность сделать то, на основе чего-то лучшего.

– Вы так думаете? Не уверен, что согласен с вами (смеется). Несмотря на то, что во время чтения манги, возникает желание нарисовать спин-офф, есть доля правды. Вы сами не хотели бы сделать что-то подобное?

Хадзимэ Исаяма: Если честно, я не понимаю всей прелести додзинси; у меня не было с ними еще до того, как начал публиковать. Думаю, что это можно сравнить с компьютерной игрой, в которой классные персонажи, но отстойная графика. Так что, да, думаю, что такие желания могут возникать и у меня.

– Это означает, что вы понимаете стремление к читателям заполнить пробелы работы лежат?

Хадзимэ Исаяма: Да, конечно. «Kantai Collection» много артов, но это только в видео игры, и я иногда думаю о том, что было бы здорово, если бы можно было сделать анимацию. Думаю, что именно в силу несовершенства оригинальной работе и появляется большое количество активных болельщиков.

– Многие мангаки начинали именно с додзинси, которые в настоящее время играют большую роль в манга индустрии, поэтому немного странно слышать, что вы к нему равнодушны. Неужели это потому, что вам удалось создать свою вселенную?

Хадзимэ Исаяма: Да, я всегда хотел это сделать, только оригинальные работы.

– Правда ли, что, кроме анонсов каждого тома, вам не сделать омакэ и спин-оффы? (Прим. red — в конце тома героев манга часто разыгрываются юмористические сценки, они рисуются мангакой в качестве дополнительных материалов к ней)

Хадзимэ Исаяма: Да, потому что это только все испортит. Не люблю, когда герои ведут себя так, как будто знает, что такое манга. Может быть, читателям это нравится, но лично мне не хотелось бы так сделать.

– Вы фетишизируете своих персонажей? Или вы из тех людей, которые полностью поглощены воображаемым миром? Можно сказать, что Микаса сейчас занимает позицию вместе с Рэй Аянами.

Хадзимэ Исаяма: Я бы скорее сказал, что фетишизирую монстров кайдзю (Прим. re. — гигантских монстров) так же Мотры, Годзиллы и титанов «Навсикаи». Я был одержим уродливых монстров с самого детства – не только кайдзю, но и вообще всех огромное. Например, таким, как Tokyo Skytree.

Tokyo Skytree

– Tokyo Skytree, говорите? (смеется) Есть люди с фетишем на огромных женщин. Что вы думаете об этом?

Хадзимэ Исаяма: До выхода «Shingeki no Kyojin» я даже не подозревал об их существовании; когда манга только начала выпускаться, они сначала заинтересовались работу, но потом быстро понял, что я не из их числа, и махнули на меня рукой.

– (смеется) Ну, они просто любят женщин в теле, – но только огромные. Скажите, любите ли вы смотреть на титанов снизу вверх, как это было показано в начале истории появляется Огромный титан?

Хадзимэ Исаяма: Да, я хотел бы видеть его в жизни. Титан, внезапно возникшую посреди города, оказался бы хорошим развлечением.

– Это означает, что вы не только нравятся такие вещи, но вы хотели бы, чтобы это произошло на самом деле (смеется). Один образ, который меня действительно шокировало – это образ Зверотитана. Как вам вообще такое в голову пришло?

Хадзимэ Исаяма: Я любил монстров с раннего детства; чуть позже у меня проснулся интерес к боевым искусствам. Один боец смешанных единоборств, которые мне нравятся. Его зовут Алистар Оверим. У него небольшое лицо и очень развита, мышцы шеи и плеч, что придает ему пугающий вид. Именно он вдохновил меня на создание Зверотитана. Кроме того, обезьяны вообще ужасно – особенно потому, что так похожи на людей (смеется).

Алистар Оверим
Зверотитан

– Вы видели голливудский ремейк «Годзиллы«?

Хадзимэ Исаяма: Это потрясающий фильм. Сцены вроде той, где камера движется снизу вверх, когда Годзилла рычит, были сделаны для тех, кто действительно что-то понимает из кайдзю-фильмах. Сцена с рычанием длился дольше, чем я ожидал, что сделало его более эффектным. Я много вынес для себя из этого фильма. Гарета Эдвардса можно сравнить с Гильермо дель Торо, создал фильмы «Тихоокеанский рубеж»; он из тех, кому визуальный образ находится на первом месте. Этот фильм входит в тройку лучших фильмов, которые я смотрел в этом году.

– Что вы думаете о фильмах Сюсукэ Канэко «Гамера» период Хэйсэй?

Хадзимэ Исаяма: Я смотрел их все. Кроме того, именно фильм «Гамера: Защитник Вселенной» вдохновил меня на создание гигантов-людоедов. Пожирание людей, которые там изображен так правдоподобно, что я задумалась о том, можно ли такое кино показывать детям.

Печатная версия, которую люди читают – плоская, но оригинал на самом деле выпуклая, – в связи с тем, что я с силой нажать на кнопку, когда рисую, и часто использую putty. Мне нравится, что во время рисования бумага становится потрепанной.

Хадзимэ Исаяма

– Это означает, что вы перешли из моэ на токусацу?

Хадзимэ Исаяма: Правильно. Вы же знаете, что у моэ-персонажей часто «глаза велики»? Глядя на них, я не могу не думать о том, в какой форме их череп. Мне нравится маленькие глаза (смеется).

– «Shingeki no Kyojin» – манга, в которой большую роль играет физическая подготовка, что довольно необычно в наше время. В 80-е сенэн-манга – такой, как «Хокуто из Кен« или «JoJo’s Bizzare Adventure« – было много качков, но, как мне кажется, что сейчас они вышли из моды.

Хадзимэ Исаяма: Да, ребята из «Джоджо» до третьей части действительно были здоровенными. Я, например, любитель боевых искусств, привлекает возможности человеческого тела.

– И это было видно еще в первых томах «Shingeki no Kyojin», когда герой не может заставить тело себя слушать.

Хадзимэ Исаяма: Думаю, что это отложилось у меня в подсознании: я часто мечтаю о том, как я стараюсь избавиться от преследующих меня монстров, но не могу сдвинуться с места. Мне кажется, это из той же оперы.

– Возвращаясь к самого начала, что сподвигло вас создать Огромные титан со всеми его мускулами?

Хадзимэ Исаяма: Вообще источник вдохновения для меня был самоучитель рисования человеческих тел – «Рисование за 30 секунд» (30-Second Drawing). Изначально у Колоссального титана бы камень тело с ростом отовсюду зубов, но потом я решил, что мышцы выглядят более впечатляюще.

– Вы занимаетесь спортом?

Хадзимэ Исаяма: Иногда меня охватывает желание бегать, и тогда я бегу. В соседней комнате у меня есть мешок с песком, по которому я люблю, чтобы бить, и это мне никогда не бывает скучно. И еще у меня есть подвесной турник.

– Или вы хотите стать качком?

Хадзимэ Исаяма: Нет, просто мне нравится чувствовать усталость в руках – иначе мне начинает казаться, что мои мышцы атрофируются.

– И еще вы не рисовать манга в цифровом виде?

Хадзимэ Исаяма: Да, я рисую с рук. Трудно перейти к цифровым технологиям в середине серии. У меня такое чувство, что если я буду рисовать на компьютере, то получается гораздо хуже.

– Наверное, если рисуешь от руки, то легче найти правильный подход к «Shingeki no Kyojin»?

Хадзимэ Исаяма: Печатная версия, которую люди читают – плоская, но оригинал на самом деле выпуклая – в связи с тем, что я с силой нажать на кнопку, когда рисую, и часто использую putty. Мне нравится, что во время рисования бумага становится потрепанной.

– Вы когда-либо сделали для себя таблицы с информацией о героях?

Хадзимэ Исаяма: Нет, хотя знаю, что есть.

– Вы никогда не путались символов, как только продолжал вводить в сюжет все новых и новых героев?

Хадзимэ Исаяма: Я много чего забыл, и поэтому мне часто приходится читать мангу.

Я как раз хотел у вас спросить, не забыты ли какие-то детали, которые вы создаете в мире рисовании?

Хадзимэ Исаяма: Да, иногда читатели знают о своей работе больше, чем я сам. Есть еще много идей, которые я до сих пор не использовал в манге, в том числе те, от которых я сначала отказался, но потом передумала. В связи с этим, возникает путаница.

– Ясно, вы работаете с гораздо больший объем информации, чем та, которая в конце оказывается запечатленной на бумаге. Вам никогда не хотелось прочитать «Shingeki no Kyojin», который на месте с помощью простого читателя?

Хадзимэ Исаяма: Хотелось Бы. Мне бы хотелось, чтобы другие люди приняли эту вселенную, используя свой подход, и создал то, что не смог создать я. Мне бы хотелось, чтобы гиганты-людоеды стали самостоятельным жанром, как зомби-апокалипсис.

– Было много работ на тему зомби, в то время, когда вы только начали публиковать, и я думал, что ваша манга – вариация на эту тему. Вы любите зомби?

Хадзимэ Исаяма: Да, но я в них не очень понимаю. Мое первое с ними знакомство, стал «Resident Evil». Я так и не посмотрел фильмы Джорджа Ромеро, несмотря на то, что я постоянно за это ругает.

– Не будем о классике; что вы думаете о последних фильмах о зомби?

Хадзимэ Исаяма: Я не смотрел «Войну миров Z». Мне больше нравятся истории о призраках, чем о зомби – такие, как «Паранормальное явление, которое заставляет колотиться от страха, но вызывает ужас постепенно. Ну, или не ужас, мне больше нравятся необычные, странные истории.

Я очень боялась, чтобы создать что-то посредственное, без следа затеряется среди сотен других работ, так же, как и дереву в дремучем лесу. Я хотел выделиться, создав запоминающуюся манга, даже плохих.

Хадзимэ Исаяма

– Необычный и странный – это именно то, что «Shingeki no Kyojin». Могущественных врагов, которые представляют угрозу для всего человечества, которому никак не удается сплотиться, чтобы бороться с ними. Темная сторона души человека, и эгоизм не позволяют людям объединяться перед лицом общей опасности, – точно так же, как в нашем мире. Это отсылка к реальности был сделан вами сознательно?

Хадзимэ Исаяма: Ну, я смотрю новости и слушаю комментарии кинокритика Томохиро Матиямы, так что, да, такая была идея. Одним из первых источников вдохновения у меня была игра для взрослых «Мув-Luv Alternative», в котором инопланетяне вторглись на Землю, и люди, даже находясь на грани уничтожения, продолжали воевать друг с другом. Игра была выпущена с впечатляющей брошюры. Во вселенной игры Япония вышла победителем из Второй мировой войны и сохранил империализм, но и на евразийском континенте была захвачена инопланетянами, которые сделали Японию фронт сопротивления.

– Но ведь это порнографическая игра.

Хадзимэ Исаяма: Ну, в ней есть порно, но, как мне кажется, это никому не интересно. Там фетиши довольно своеобразный – инопланетяне, расчленяющие девушки, и все в таком же духе (смеется). В игре есть еще и моэ-персонажи; мне кажется, что эту идею создатели позаимствовали из аниме «Mahou Shoujo Madoka Magica», который вдруг превращается в кровавую расчлененку – там едят людей, и так далее в Игре дали рейтинг 18+, что позволяет разработчикам, чтобы избавиться от более ограничения и тщательно продумать содержание.

– Совсем как режиссер Киеси Куросава, который начал с «розовые фильмы» студии Nikkatsu (Прим. Tx. «пинку эйга» — японские эротические фильмы студии Nikkatsu, выходившие с 1971. до 1988 года. года).

Хадзимэ Исаяма: Думаю, игры для взрослых, создают плодородную почву для развития талантов.

– «Shingeki no Kyojin» достигла большой популярности и за рубежом. Как вы думаете, почему?

Хадзимэ Исаяма: Я даже посетил развлечений, Сингапуре и на Тайване тематические мероприятия. Думаю, что популярность связана с интригующей завязкой сюжета.

– Получается, что, видя реакцию читателей, вы понимаете, что у вас есть поклонники и за пределами Японии?

Хадзимэ Исаяма: Лаконичные истории, суть которых можно выразить в двух словах, преимущество по сравнению с историями со сложным сюжетом, которая требует внимательного прочтения. Это то, что может создать или уничтожить популярности.

– А вы можете описать суть «Shingeki no Kyojin» в двух словах?

Хадзимэ Исаяма: Это история о человечности, которая находится на грани исчезновения, так как атака гигантов-людоедов.

– Ясно. Обратно в Японию. Вы из тех людей, которые читают отзывы о своей работе в Интернете?

Хадзимэ Исаяма: Да, потому что я начинаю волноваться, когда слышу только хорошие вещи. Я не могу слушать только на тех людей, которым нравится манга – мне кажется, их взгляды немного пристрастно. Но я стараюсь прислушиваться ко всем отзывам, в том числе наиболее бедных и использовать их для обновления манги. Люди, которые пишут в Интернете, считают, что мангака никогда не прочтет его записки, и потому мне хотелось бы думать, что их мнение честно и без предубеждений.

– Вас раздражает критика?

Хадзимэ Исаяма: Бывает (смеется). Если его слишком много.

– В последнее время история является довольно сложным.

Хадзимэ Исаяма: Прямо сейчас я работаю, чтобы часть истории, которая является менее уверен. Я не могу его упустить, но чувствую, что это интересно. До недавнего времени я думал, что могу создать интересную мангу, не вдаваясь в подробности о внешнем мире, но сейчас, рисуя арку, где люди борются друг с другом, а титаны даже не появляется, я понимаю, что у меня не хватает таланта.

– Странно это слышать. У вас уже готов сюжет, и даже если предположить, что сейчас вы заняты придумыванием диалогов и других мелочей, то не думаю, что это так же трудно, как начать совсем новую историю, где вы должны придумать все, начиная с самого первого кадра.

Хадзимэ Исаяма: я много думаю о кадр, но детали может значительно меняться, так что это практически то же самое, что начать с чистого листа.

– Он описывает политическую интригу, вызывает у вас такие сложности?

Хадзимэ Исаяма: Проблема с отсутствием знаний, на которых я могу опереться, при создании согласованной исторической структуры.

– Вы всегда так встревожен, когда работаете над мангой?

Хадзимэ Исаяма: Ну, в среднем одна арка длится около четырех томов, и каждый из них распланирована мною выше, и каждый раз, начиная новую арку, я волнуюсь о том, смогу ли я закончить его правильно. Пока мне всегда это удавалось, но в этот раз я боюсь, что сейчас, возможно, все будет иначе.

– Я получил огромное удовольствие от прочтения последних глав и с нетерпением жду продолжение. Спасибо за то, что уделили мне время.

Перевод и публикация интервью, в первоначальном виде. Редакция Манга Home выражает благодарность переводчикам и предлагает сотрудничество, напишите нам, если ваш пыл еще не остыл.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ