АниМаг Глава 6 > Мечта

0
525

— Здесь хорошо, не так ли?
— Да. Тихо и спокойно. Возможно, что это и есть рай.
— Возможно. Но до того, как ты пришел сюда, это место было таким заброшенным и безжизненным, что я, возможно, назвал его Адом.
— Так, а теперь пустынно и безжизненно.
— Да, но сейчас в этом парке вы. И уже никто не сможет разрушить наш маленький мир. Мы теперь всегда будем вместе.
— Да. Всегда.

Алекс отправился в свой кабинет. Там царил полный хаос. Авторы кричали друг на друга, усиленно жестикулировали и махали бумаги груды. Хескульд бегал от одного к другому, пытаясь разобраться в ситуации, но это только накалялась.
Алекс закрыл за собой дверь и совершенно спокойно пошел на свое место. Никто, казалось, не замечал, только Моносугой краем глаза заметил его присутствие, но не более. Усевшись на свое место, Алекс секунд десять, читая материалы на своем столе, продолжая игнорировать всеобщее безумие, затем отложил все в сторону и внимательно оглядел присутствующих.
Он резко ударил кулаком по столу. Оглушительный шум раздался в кабинете, все предметы на столе, книги, фотографии, немного подпрыгнули, послышался даже легкий треск дерева. Наступила гробовая тишина. Все авторы обратили свои взоры на Алекса. Даже эмоциональный Легион застыл, замахнувшись стопкой бумаг Тень.
— На повестке дня у нас два вопроса, — сказал Алекс. Он сказал тихо, но так идеально в тишине каждое его слово было четко слышно. — Во-первых, тема имеет 42 номера. Во-вторых, проблема с корректором. У кого какие предложения на тему номера?
— Алекс, — мягко обратился к ГлавРеду Хескульд, — может, сначала разберемся с важным вопросом? Тем не менее, без Войда нам будет тяжеловато.
— Кому-то какие-то предложения на тему номера? — повторил Алекс, не обращая внимания на замечания своего зама.
На несколько секунд снова повисла напряженная тишина. Все молчали. Одни продолжали думать о том, куда делся Войд, другие пытались подобрать тему номера.
— Может, сделаем тему «старые вещи», — предложил Ринджин, автор, не появлявшийся в журнале 21. номер.
— Что ты имеешь в виду? — терпеливо спросил Алекс.
— Ну, описать какие-то старые аниме, старые игры. Я, например, Покемон на ГБА напишу.
— Старые аниме журнал итак сказано много, — сказала Алексиэль.
— Нет, ну я не настаиваю. То есть, если вдруг мы больше его не будет.
Алекс вытащил из выдвижного шкафа бумаги формата А8, взял ручку и указал тему.
— Какие еще идеи?
— Galerians, — кратко сказал Хескульд, откинувшись на спинку стула. Затем добавил: — Но если еще кто-нибудь что-то предложит, я только «за».
— Какие материалы уже есть? — спросил Алекс, снова сделав пометку на листе.
— Я могу сделать обзор на игру для PS2, но если кто-то хочет это замечать, я не обижусь. — Хескульд оглядел коллектив, но все молчали. — У Рубиуса готов обзор на аниме. — ЗамГлавРед мельком посмотрел на Рубиуса, он легко кивнул. — Но Моносугой, если я не ошибаюсь, нравится наблюдать за игрой PS1. — Моносугой молчал, скрестив руки на груди.
— Тогда, пока, является основным претендентом на тему номера, Galerians, — когда что-то писать, сказал Алекс. — Еще идеи? — Не услышав больше предложений, ГлавРед отложил буклет с темами номер в ящик стола, затем продолжил. — Ну, а теперь второй вопрос — Войд.
В кабинете сразу же почувствовалось движение. Авторы начали переговариваться шепотом, объяснять и доказывать что-то друг другу.
— Как вы знаете, несколько дней назад он бесследно исчез из редакции журнала. Сначала мы думали, что что-то случилось с землей мире, но оказалось, что там он не явился. В последний раз его видели, когда он поздно засиделся в своем кабинете, проверив материалы авторов 41 номер. С тех пор мы о нем ничего не знаем. — Алекс остановился и оглядел авторов. — Что думаете? Может быть, есть какие-то идеи, где он может быть. — Никакой реакции.
Моносугой шепотом стали переговариваться с Алексиэль. Этот факт, конечно, не ушли от внимания Алекса. Но он терпеливо ждал. Остальные, кажется, ничего не заметили. Они просто сидели, каждый думает о своем.
Через несколько минут шептание усилилось. Хескульд, мельком глянув на Алекса, встал со своего места.
— Моносугой, Алексиэль. — Они мгновенно умолкли и обратили свои взоры на ЗамГлавРеда. — Может, с нами поделиться своей дискуссии?
Антон посмотрел на Дина, та пожала плечами
— Дело в том, — начал Антон. — Что мы обратили внимание на то, что Войд исчез примерно в то же день, что и Женя. Возможно даже, что именно в тот же день.
— И?.. — многозначительно протянул Алекс, опустив подбородок на правую руку.
— И мы думаем, что эти два исчезновения как-то связаны.
— И как тогда?
— Точно не знаем. Но, безусловно, связь кто-то должен быть.
— С чего вы так решили?
— Подумайте сами, — перехватил инициативу Алексиэль. — С самого начала, вокруг Жени стали происходить странные вещи. И эти странности всегда подмечал именно Войд. Именно он, решить все эти проблемы.
— Хочешь сказать, что Женя втянул его в очередные неприятности?
— Конечно! — почти выкрикнула Алексиэль.
— Знаешь, а с тобой ведь тоже, в свое время, проблем было много, — тихо сказал Алекс.
— Со мной? — удивлена Алексиэль — она ничего не помнила о своей нынешней жизни.
— И Войд также их решить, правда, с моим участием. Но это ничего не значит. Не надо приплетать наши проблемы Женю. Он тут абсолютно не при чем.
— Ну, где же он мог уйти?
— Он мог просто уйти. В нашей истории это не так уж необычно, когда авторы уходят, не говоря ни слова.
— Это не может быть. — Алексиэль вскочила со своего места. — Я это прекрасно знаю. Мы, как-никак, с ним напарники. Он не мог так просто взять и уйти.
— Повторяю, — немного громче, но по-прежнему спокойно, — сказал Алекс. — Он тут не при чем. Это не обсуждается.
Алексиэль сжимает кулаки, но я села на свое место, несмотря на Алекса.
— Еще какие-то версии? — Снова тишина. — Тогда на сегодня все. Идите, работайте, и пожалуйста, не действуют корректора, больше читать и проверять свои статьи. Свободно.
Через минуту кабинет пуст, только Алекс и Хескульд продолжали сидеть друг напротив друга. Первым нарушил тишину Хескульд.
— Думают, что они правы?
— Не уверен. Но возможность такая есть.
— Пленка?
— Почему пустые. Войд вышел из кабинета и пошел по коридору в направлении к лестнице. Затем изображение исчезло.
— Женя?
— Подошел к двери, прислушался, и рисунок и исчезло. Странно, что это произошло примерно в одно и то же время.
— Действительно, странно. Может, программа полетела?
— Тогда бы вырубиться все камеры. И в этом случае не работал только два. Кроме того, позже я узнала, что кто-то использовал тайную комнату.
— Войд?
— Конечно. В последнее время я туда не заглядывал. Но когда вчера решил проверить, то обнаружил, что кто-то его использовал в течение достаточно долгого времени. И, кроме меня, тебя и Войда об этом никто не знает. Ты, насколько я могу судить, вообще никогда там даже не зарегистрирован.
— Да. В этой комнате, рано или поздно приходится использовать скрытые возможности. Мне это не слишком нравится. Но то, что Войд мог там делать? Тем более, это займет много времени.
— Несколько месяцев он кого-то там капсуле. Вот только я так и не поняла, какой-то, но главное, почему.
Думают, Алексиэль или Моносугой что-то знает?
— Точно не ясно. Но ты присматривай за ними. Мне кажется, что они так просто не оставит свою идею. То, что они должны попытаться сделать — это точно.
— Откуда ты знаешь?
— Чутье, — пожал плечами Алекс. — Никаких конкретных доказательств у меня нет, но не забывай, что этот мир создал я. И я иногда чувствую себя его взаимодействие со всеми нашими спонсорами. Надеюсь, что ты меня понимаешь.
— Нет, конечно. Но это тоже не так важно. Не беспокойся, я за ними прослежу. Но есть кто-то, мне кажется, нужно бросить и искать Войда.
— Да, я думаю об этом. Пусть расследованием займется Мунлай со своей сестрой.
— Хорошо. Я им передам.

— Что случилось?
— Я сам не знаю. Я подозреваю, что это был всего лишь сон.
— Нет, Женя. Это точно был не сон. Но он, все же, отсутствует. И мне его жалко. Он столько для нас сделал. Он позволил мне жить в этом мире, но тебе предоставил выбор.
— Да, но осознавал ли он, к чему это приведет? И правильно ли я выбрал?
— Тебя это волнует?
— Не так много. Я не жалею о своем выборе, я просто думаю, что бы произошло, если бы я не приняла его предложение.
— Я не могу этого сказать. И, наверное, никто не может.
— Только сам Войд.

— Ты думаешь, нам кто-то поверил? — спросила Алексиэль, рассматривая многочисленную литературы на полках.
— Вряд ли, — ответил Моносугой. — Наши аргументы не являются достаточным основанием.
— И что мы будем делать?
— Но что мы можем сделать? Ничего. Мы только авторы. Этот мир видели только пару раз, когда «послал» людей на Земле. Один идет искать глупо.
— Мы пойдем одни. — Алексиэль оторвалась от книги и сел в кресло. — Ринджин рассказал, что они с братом скоро отправиться на поиски Войда. Возможно, мы сможем им помочь.
— Что тогда?
— Мы оба мечники. Но они есть только для бегунов. Мы могли бы их защитить.
— Мне кажется, что они обойдутся и без нашей помощи.
— Как именно?
— Наверное, эти строки не годятся не только для того, чтобы «зашивать» дыры третьего измерения.
— Или вы думаете, что они сгодятся в качестве оружия?
— Да. — Моносугой подошел к огромному постеру с Утеной и снял, висит рядом, катана. — Идем? Попробовать договориться, по крайней мере, стоит.
— Что ты задумал? — не поворачиваясь к Антону, спросила Алексиэль.
— Ты о чем?
— Можешь мне ничего не говорить, но я прекрасно знаю, что ты что-то задумал. — Пару секунд Алексиэль ждал реакции Моносугоя, затем продолжил. — Знаешь, у женщин гораздо лучше, чем у мужчин, развито шестое чувство, так называемая, интуиция. И в этом мире все чувства способны перерасти, только нужно уметь это делать.
— Ну, если так, то я хотел бы говорить, что задумал. — Моносугой открыла дверь, готовясь выйти. — Ты идешь? Я могу пойти и один.
— Нет, я не хожу. — Антон остановился в дверях. На мгновение его недоумение решение Дины.
— Ну, в таком случае, я иду один. Очень жаль, что ты меня не поддержал.
— Антон. — Только сдвинувшись с места, Моносугой снова остановился. — Не думай, что я брошу это дело. — Он медленно повернул голову в ее сторону. — Все еще только начинается.
Дина немного обнажила свои зубы в улыбке, через секунду в правой руке засиял небольшой пучок света. Еще через секунду он исчез, а на его месте оказалась катана. Антон крепче сжал ручку своего меча, готовый вытащить его из ножен в любой момент. Алексиэль спокойно закрепила меч себе на спину.
— До свидания, — сказала она, не двигаясь с места.
— Да, — выдавил из себя Моносугой, разжимая ручки. — Закрой кабинет, когда будете уходить, ключ отдает Хескульду.

Тварь издыхала. Она больше не вызывала безотчетного ужаса, который заставляет бежать, не помня себя. Огромные, черные крылья, иссеченные буквально в лохмотья, беспомощно распластались по земле, а в глубине глаз, с ненавистью уставившихся на стоящего рядом человека, медленно и гасли красные огоньки. Но человек уже полностью потерял интерес к этому сгустку тьмы, порожденному страхом и болью кто-то уснувшего ума. Тварь, недостойная даже слово, больше не было опасно, через несколько минут она растворится в темноте, снова став ее частью. Сам человек сосредоточенно водил руками в воздухе, будто что-то нащупывая. Через некоторое время удовлетворенно кивнул, очевидно, добившись желаемого результата.
— Здесь. Кажется, я тебя тем не менее, нашел.
Он посмотрел на часы — было почти 10, только не ясно что. Огляделся — никаких признаков парка. Вокруг было, как всегда, пустынно. Только иногда можно увидеть в невзрачном пейзаже сакуры деревья, не ясно, как выжить в этой потрескавшейся от засухи земле. Облака скрывали постоянно висит в третьем измерении луна, почему мир стал темнее, чем обычно.
Он наклонился к сакуре и закрыл глаза, явно чувствуя под корой дерева яркий свет, упорно отказывающийся идти на голодный, не смотря ни на что. Огонек в этой жизни, которая крылатом… недосуществе не было и быть не могло.
— Проснись, — прошептал человек, давая огоньку часть своего тепла. — Мне нужна твоя помощь.
И далее, не открывая глаз, после шелестом страниц, которые показывают путь…

Он медленно открыл глаза. Везде горел необычно яркий свет. Свет, туманность взгляда, но уже через несколько секунд картина стала не столь запутанной. Он вздохнул глубже — воздух согрелся, пришел с чем-то сладким. А дерево за спиной было уже много больше, чем до сих пор — это, очевидно, решил разумно действовать с полученных подарков. Возможно, через какое-то время здесь будет настоящая роща.
Женя сидел на скамейке в парке, наблюдая за яркими каруселями, крутящимися сами за себя. Его взгляд был совершенно пуст, но улыбка была искренней. Рядом с ними, положив голову на его плече сидел Саша. Она просто излучала счастье. Счастье, которое все эти маленькие в мире.
— Я так и знал, — улыбнулся Войд.

Мунлайт повернулся на шум, но это был только ветер. За последние несколько минут он обратил внимание на любой шорох, его нервы были натянуты, как струна. На Мунлайте уже не в его уверенности в том, что двигаться им в самом начале пути. Он все больше сомневался в правильности решения Алекса. Только удивительное спокойствие сестры помогли ему сойти с ума. Моносугой также было неспокойно. Он чувствовал, что что-то не так, и то хватался за рукоятку катаны с меньшим звуком. Ничего особенного не произошло, но атмосфера была давящей, как будто вот-вот должно было что-то произойти, но на самом деле ничего не было.
Они втроем прошли уже не один час в определенном » направлении, но так и не получилось. В то же время Моносугой чувствовал, что за ними кто-то следит за. Он то оглядывался назад, но вокруг, казалось, не было ни души. Тем более, настолько одинокий в поле спрятаться было просто негде.
— Может, Алекс ошибся? — говорю Мунлайт. — Нам не ясно, сколько мы идем, но пейзаж абсолютно не меняется. Ничего нового.
— Что касается Алекса, он никогда не ошибается, — возразил Моносугой.
— Вот, только либо без него. Алекс, тоже люди. Предположим, что он создал этот мир, но не забывай, что он не так долго продержал ее контролировать. Этот мир вполне может развиваться и без него.
— Развиваться? То, что мы видим вокруг — это, по-вашему, развитие? На мой взгляд, деградация.
— Не цепляйся к словам. Суть не в том. Я хочу сказать, что не надо делать из Алекса бога, знающего и умеющего все. Я вместе с ним прошел весь путь, поэтому знаю, что это гораздо лучше, чем ты. Это может делать ошибки.
— И что ты предлагаешь? Повернуть назад?
— Нет! Искать другие пути.
— Нет, — тихо сказал Ринджин, почему Мунлайт и Моносугой сразу притихли. — Мы идем правильно, но, тем не менее, что-то мы делаем неправильно.
— Что ты имеешь в виду?
— Не знаю, как объяснить, но мне кажется, что Алекс вряд ли выстрел, для нас, конечно, в самое неподходящее для стоп. Но мы что-то упустили. Одну очень важную деталь.
— Вот он! Знаменитая женская интуиция! — послышался голос сверху.
Ловко спрыгнув с ветви дерева, Алексиэль блеснула своей хищной улыбкой и посмотрел на команду. Она оглянула пустынную местность за их спинами.
— Очень хорошо, что ты это понял, Ринджин. Тем не менее, вы поняли, далеко не все. Проблема остается. Вы не нашли то, что пришлось увидеть. Поэтому я немного в вас разочарован.
— Что ты здесь делаешь? — спросил Моносугой. — Ты ведь не хотела идти.
— Мне интересно, что задумал ты, Антон. Что ты будешь делать, когда вы найдете Войда? Или ты надеешься, что найдешь кроме него есть еще кто-то?
— Это уже не твое дело. Уходи. Тебя здесь быть не должно.
— Знаешь, — Алексиэль задумчиво посмотрел на луну. — Мне кажется, что я знаю, этот мир гораздо лучше для всех вас. Возможно, даже лучше, чем сам Алекс.
— С чего ты взяла? — ухмыльнулся Rambler.
— Не знаю, — пожала плечами Дина. — Я просто так думаю.
— И все-таки, что ты здесь делаешь? Как ты нас нашел? — Антон невольно сжал катаны ручки.
— Все очень просто. Я знал, где находится это место. И знал, что вы придете сюда.
— Но здесь же ничего нет.
— Рин, скажи, что ты почувствовала, когда оказалась здесь?
— Я… — Она в замешательстве, затем, после паузы, собралась с мыслями. — Я точно не знаю, но… Такое ощущение, что здесь что-то есть. Что-то излучающее жизнь… и тепло.
— Именно так. — Алексиэль поднял вверх указательный палец. — Здесь действительно что-то есть. Прислушайтесь к не звук вокруг, и то, что стоит за ними, закройте глаза и посмотрите в темноту, сделайте глубокий вдох и почувствуйте, как прохладный воздух преобразуется в тепло.
Ринджин, Моносугой и Мунлайт переглянулись. Они не слишком доверяют Алексиэль, однако Ринджин, однако, закрыла глаза. Несколько секунд ничего не изменилось.
— Попробуйте, — сказала Дина Моносугою и Мунлайту и закрыла глаза.
После того, как Мунлайт и закрыла глаза, Моносугой поколебался секунду, потом решил к ним присоединиться, не отпуская, однако, рукоять катаны.
Несколько секунд ничего не произошло. Антон уже собирался прекратить все это, но вдруг почувствовала, что холод, окутывающий его, вдруг отступили. Какое-то странное тепло обжигало его изнутри, сквозь закрытые глаза пробивался свет. Он попытался открыть их, но, почему это не возможно. И только услышав громкий хлопок, резко очнулся от транса, и невольно взмахнул катаной.
— Аккуратней, — сказал Алексиэль, ловко сместившись со своего места. — Так и поранить кого недолго.
— Прости. — Антон вставил меч из ножен.
Он посмотрел вокруг. Он никогда не видел, чтобы в третьем измерении было так светло. Повсюду были развешаны фонари, карусели горел ослепительный свет, разноцветные огни появлялись и гасли прямо в воздухе.
— Что здесь происходит? Что это за место?
— Вот это нам и предстоит выяснить, Антон.

Войд опустил мне руку на плечо. Я чувствовал, как изменилась атмосфера. Из спокойной и непринужденной, она стала холодной, навевающей неприятные воспоминания о прошлом.
— Женя, пора идти. Ты слишком задержался в этом уголке.
— Нет. Не уходи, Женя. — Саша крепко, но нежно схватил меня за руку.
— Не бойся, я никуда не уйду, — сказал я Саше. Она улыбнулась и отпустила мою руку. Затем я обратился к Войду, не глядя на него. — Прости, но я не хочу уходить. Здесь так хорошо.
— Женя, разве ты не понимаешь, что этот парк скоро высосет тебя досуха?
— Понимаю. Но мне больше ничего не нужно от жизни «снаружи». Мне не нужен ни ты, ни Анимаг. Даже в жизни мне больше не нужна. Я могу спокойно обойтись без него. В этом всеми забытом уголке я в первый раз нашел свое счастье, и я могу наслаждаться вечно.
— Понравится что? Ты просто сидишь здесь, на скамейке и ничего не делаешь.
— Но мне не обязательно что-то делать. Главное, что мое состояние души. Остальное не так важно.
— Знаешь, Женя. Я немного разочарован…. Такое ощущение, что ты сознательно начинаешь с смертью, полностью игнорируя все мои попытки тебя спасти. Как бы жизнь тебя просто обуза, и ты всеми силами стараешься от него убежать.
— Может и так. Но разве вы не хотели бы послать меня сюда? Или ты хотел бы, чтобы Саша был счастлив?
— Откуда ты знаешь? — был удивлен, Войд.
— JK — мое второе я. Он мне сказал. У нас с ним был один интересный разговор. Я знаю, что ты хотел бы со мной сделать. Но стереть мою память, оказалось, не так уж и легко. Ты же сам хотел, чтобы я остался с Сашей.
— И стереть память? — Войд смеялись. — Жень, если я действительно хотел стереть тебе память, то ты бы сейчас спокойно сидел в редакции, которая создает статью в своем привычном безумном темпе. Я был наполнен твой ум так много ложных, но весьма вероятно, воспоминаний, что ты не то, что не докопался до истины, но даже не подозревал об их существовании. И даже этот гаденыш, NC, которую я когда-то выдавлю свои виртуальные мозги через свои виртуальные уши, чтобы ничего не мог сделать, о том. Наоборот, я хочу, чтобы ты забыть Сашу. Чтобы ты виделся с ним, а не сходить в этот парк навсегда!
— Ты распоряжался нашими судьбами, как фигурки на шахматной доске. Тем не менее, мне удалось сорвать твои планы. Помнишь? — Войд почувствовала себя ближе к пустые глаза и невольно коснулась уже начавшего заживать шрам на левой щеке. — К сожалению, не все мои видения сбываются. Ты удалось избежать ножниц. Но на самом деле это не изменилось. Я сделал свой выбор и нисколько не жалею о том. Я могу потерять душу, тело, но не могу потерять счастье. И это для меня самое главное.
— Хватит! Ты даже не потрудился понять, что здесь вообще происходит, а просто бездумно шли за своими видениями. Или ты по-прежнему считаешь, что видишь будущее? Тем не менее, вы не первый выполняет аналогичные ошибки. Но я остался жив, потому что у меня есть свои видения. И они немного отличаются от твоих. Еще раз прошу — пойдем со мной. И ты сможешь вернуться, когда пожелаешь, пусть и не на очень долгое время.
— Поздно что-то об этом думать. Ты уже ничего не изменишь.
— Печально, — отступая, пробормотал Войд. — Ну а ты, Саша. Вот и осталась самая сильная твоя часть, та, которая помогла тебе вообще добраться здесь, которые не дают тебе загнуться там, в реальности. Я просто таким образом дал вам второй шанс. Чтобы ты дал Жене стимул в жизни, которые не позволили ему попасть в бездну, свою любовь защищала его, для этих жителей этого мира не только кровососы. Как у тебя хватило только на то, чтобы выделить очень экзотический способ, как совместное самоубийство… Но, такое чувство, будто я говорю с глухими. Ну что, пришло время исправлять ошибки. Хоть одну жизнь спасти. Прости, Саша, не твое. Мне нужно, чтобы уничтожить этот парк. И сделать это может только…
Он вытянул правую руку из перчатки выстрел металлические струны. Я выскочил вперед и перехватил ее струны своими. Они резали мне руки, но я ничего не заметил. Кровь течет по запястью, но я его не ощущала. Боли не было.
— Почему? Почему ты его защищаешь? Ты что не видишь, она умерла.
— Для меня она-единственный человек, которому сейчас какое-то значение. И совсем не важно, мертв, его реально или нет. Главное, что вот это — все, что у меня осталось.
— Ну, будь по твоему. — Войд приготовился к очередной атаки, которые уже на меня. — Я и так отдам тебе обратно. Для чего мне это ни стоило.
Снова выстрелила струны, сплетаясь сложная модель. Я закрылся в своих… и сразу же ощутил укол в плечо. Но, вот, его рука, напротив, чувствует себя, вдруг остановился, как будто не было никогда.
— Вот так. Не волнуйся, это ненадолго, всего на несколько минут. Но мне этого времени хватит с головой.
— С чего это ты так заботишься обо мне?
— Потому что третье измерение — это не место, где должны умереть, авторы! Но ты особенно. Отойди, ты закрываешь.
— Нет!
— Как хочешь. Так даже интереснее — атаковать так, чтобы не поймать тебя.
Строка с невероятной скоростью полетел в мою сторону, но перед глазами вдруг появилась катана. Звонкий звук удара стали о сталь. Алексиэль одним движением высвободила свой меч из строки Войда.
— Вы! — крикнул Войд, заметив еще три. — Что вы здесь делаете?
— Мы здесь по делу! И, вот, ты что здесь делаешь? — выкрикнул в ответ Мунлайт. — Исчез из редакции, и теперь устраиваешь тут борьба?
— Не Вмешивайся, Rambler. И все остальные тоже, — успокоившись, проговорил Войд. — Вы ничего не знаете о нем. — Он глазами указал на меня. — Я пытаюсь его спасти.
— И как тогда? Убив ее?
— Я тоже надеялся, что вы поймете, — махнул рукой Войд. — Вам всем лучше уйти в отставку. — Он поднял руки. — Я останусь и ни перед кем.
— Неужели ты одолеешь всех нас? — возмутился Моносугой. — Подумайте, Войд.
— Я всегда думал, что, прежде чем что-то делать, — спросил Войд. — Зря вы думаете, что я со всеми вами не справлюсь.
Я вдруг почувствовал, что все вокруг меняется. Беспокойство постепенно отступало. Атмосфера снова стала спокойной. Крики и споры пошли дальше. Я посмотрел на Сашу, она попросила сесть рядом с ней. Я отвернулся от Войда и остальных и сел на скамейку. Саша положила голову мне на плечо, и мы вместе стали смотреть на карусели, которая крутилась все интенсивней, унося нас прочь от всех проблем.

— Как вы их упустили?! — воскликнул Алекс.
— Если бы не они, — Войд указал на четыре раза, сидящую напротив него, — я бы не потерял концентрации, и этот парк, вместе с Женей и Сашей, не осталось у меня под носом.
— Нам было поручено найти Войда, — ответил Мунлайт. — Откуда же мы знали, что он целился не Женю? Мы решили, что Войд просто сошел с ума.
— Да, он сам во всем виноват, — поддержал Ринджин. — Ушел из редакции, никому ничего не сказав.
— Мне надо было спешить. У меня просто не было времени. Но теперь этот парк уже черт знает где.
— Это означает, потерял концентрацию, вы все потеряли в этом парке? — Войд фыркнул и демонстративно отвернулся. — Ну что, я разочарован. Вы понимаете друг друга, и это помогло Жене и Саше бежать. Но мне вот интересно, откуда Антон и Дина знала о том, что Женя участвует во всем этом?
— Все просто, — ответил Антон. — Женя — не тот человек, который без предупреждения станет бросать журнал. Я это поняла, когда еще делал с ней общий обзор «Мелодию Забвения».
— Только интуиция?
— Я почувствовала то же, когда работал с ними в команде, — сказал Алексиэль.
— Хорошо, — как будто верить в них, оставил вопрос Алекс. Он встал со своего места. — Мы не можем допустить, чтобы Женя навсегда застрял в этом мире. Мы его найти. — Алекс снял со стены катана в черных ножнах с чуть поблескивающей ручкой. — На этот раз я сам им займусь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ